всё о франчайзинге для предпринимателей
17.05.2021

Франчайзинг глазами Михаила Лапина, владельца сети пекарен «Хлеббери»

Автор
Анастасия Шуппе

— Добрый день. Расскажите немного о себе: кто вы, чем занимаетесь? Немного о компании, о франчайзинге и о вашей информационной системе. Ваша компания уникальна на рынке — вы разработали информационную систему, за счет которой хотите выстроить глобальную франчайзинговую сеть. Нам очень интересно, как вы это делали, делаете, и как вы дальше будете развивать вашу информационную систему и компанию в целом.

— Добрый день. Зовут меня Михаил Лапин. В 2017 году я основал сеть пекарен «Хлеббери» в городе Саранске. Учился на архитектурно-строительном факультете. Во время учебы занялся воздушными шарами. В процессе у меня появился партнер, и мы развили франчайзинговую сеть, разработали свою информационную систему, разработали стандарты, и в данный момент по ним работают 15 городов. На момент продажи этого бизнеса работало где-то 7 городов.

Параллельно воздушным шарам, я занялся доставкой суши, но это уже после выпуска из университета. Франшиза по воздушным шарам во всю работала, и я начал развивать доставку суши. Начинал так же, как и с шарами – открывался один, но в процессе, человек, который со мной работал, стал моим партнером в доле.

Интересно, что изначально никто не верил в бизнес воздушных шаров.  Все говорили, что это несерьезный бизнес, особо на нем не заработаешь, нужно строить праздничные агентства. Но у нас получилось построить в нашем городе компанию номер 1 по воздушным шарам с выручкой 500 000.

В роллах та же ситуация: была цель стать лучшими в городе. Понятно, что были цели за пределы нашего региона выйти и развиваться по России, но первоначальной задачей было – стать лидерами в своем регионе. Мы этой цели достигли. У нас был самый большой оборот, прибыль. В 2017 году мы открыли второй город, но я принял решение продать и воздушные шары, и суши, а все деньги инвестировать в пекарню.

— Почему вообще вы решили продать бизнес?

— Потому что видел, что у нас с партнёрами расходятся цели. Для меня важно, чтобы у нас было общее видение. В тот момент, когда я решил заняться пекарнями, я понял ценность команды.

Команда – это самое главное. Я понимал, что в компании у меня только 2-3 человека, с которыми я хотел бы идти дальше и развивать бизнес. Чтобы стать лидером на рынке, отличаться от других — нужна команда, которая будет с тобой на одной волне. Ты будешь показывать путь, цели, а команда будет к ним стремиться.

— Если не секрет, за какую сумму продали оба бизнеса?

Если в сумме говорить, где-то порядка там 4,5-5 млн, я уже не помню точных цифр.

— В пекарни вы вложили всю сумму полностью?

— Да, я вложил все эти деньги, не оставляя себе ни рубля. Бизнес по воздушным шарам я быстро продал, в начале 2017 года. Роллы я продавал частями: в 2017 году одну долю, а в 2018 уже полностью. И когда я начал заниматься пекарнями, доход у меня был с доставки суши, именно с той доли, которая у меня оставалась на тот момент.

В 2017 году меня пригласили в Китай на празднование Нового Года. Саяз Шибутдинов, организовывал мероприятие, где собирались предприниматели с разных регионов, и вместе встречали Новый Год. Именно там мне пришла в голову идея заняться пекарнями.

— Почему именно пекарней?

— Потому что я уже работал с общепитом по доставке суши, то есть был некий опыт. Ещё мне понравилось в пекарнях то, что здесь не используются импортные продукты, как например, в доставке суши. Там ты завязан на импорте: у нас приходила рыба, которая дорожала в несколько раз очень часто, очень быстро, и приходилось менять цены. Иногда возникали проблемы с ингредиентами, с качеством ингредиентов. А в пекарне все продукты местного производства, которые можно найти у многих поставщиков в России: творог, молоко, мука, яблоки и так далее.

Когда я начинал изучать эту сферу, то сразу устроился к конкуренту, чтобы посмотреть, как всё устроено изнутри. Обзвонил все компании, которые продают франшизы, узнал какие у них условия, что они предлагают. Я сразу заметил, что ни у кого там нет своей информационной системы и увидел потенциал.

Понял, что можно быть эффективнее, быть лучше, можно сделать лучше продукт, можно сделать более эффективными процессы по приготовлению. Можно стать лучшими и отличаться от других. Это я всегда ставлю в пример айфон: он такой интуитивный, простой, вот и пекарни хотелось сделать более интуитивными, более удобными.

После того, как я все изучил, съездил к конкурентам, к федеральным конкурентам по пекарням, посмотрел их заведения, пообщался с основателями, я устроился к самому крупному федеральному конкуренту и проработал у него две недели.

Потом я еще устроился в Макдональдс, поработал в Макдональдсе, потому что, когда я занимался шарами и суши, я не мог понять внутренней кухни в Макдональдсе, как у них все устроено. Часто слышал, что у них «конвейер производства», своя IT система, что все очень эффективно. Мне хотелось это примерить, так сказать, на себя.

После того, как всё было детально изучено, мы начали искать место. У меня было 5 млн, плюс я еще взял миллион кредита, и вот на эти деньги стал развивать пекарню. Я не стремился что-то себе купить, поехать отдохнуть, хотелось только реализовывать проект.

Мы довольно долго выбирали помещение: первое место не совсем удачное было, потому что открылись рядом с конкурентом, а у конкурента расположение точки было лучше. Мы открыли первую пекарню 30 октября. Средняя прибыль за год, может тысяч 50 была. Мы тогда несколько действий не очень правильных сделали.

Дальше мы решили оптимизироваться, открыть точки без полного цикла производства: если первая пекарня была полного цикла, мы на месте производили и продавали, то тут решили попробовать открыть пекарню без производства. Такое решение мы приняли из-за того, что выручка была маленькой.

Деньги уже заканчивались, так как большую часть пришлось потратить на фирменный стиль, и мы решили привлечь инвесторов. И уже с инвестором мы открыли успешную пекарню, где увидели действительно те результаты, о которых говорили наши конкуренты, когда мы узнавали про рентабельность. Потом опять привлекли инвестиции, открыли еще одну пекарню.

— А на каких условиях привлекали, то есть были займы, либо это было долевое участие инвесторов в прибыли?

Мы разработали свой инвестиционный договор, нам неинтересно было работать по займам, потому что большие планы, большие цели. В нашем договоре всё прописано: что риски несет инвестор, но получает больше – 25-28%. Сейчас у нас условия изменились, раньше было чуть больше, но в среднем, 25% годовых.

Также было прописано, что если пекарня не пойдёт, то инвестор забирает себе всё оборудование, либо мы продаем оборудование и возвращаем ему деньги, либо он полностью забирает себе пекарню. То есть все моменты прописывались, смета составлялась, и сейчас составляется. С инвесторами у нас вообще не было проблем. Мы все ошибки сделали на свои деньги, что я считаю правильным.

 На данный момент у нас 7 пекарен, из них 4 полного цикла и 3 без производства, которые мы открывали в самом начале, в 2018 году. Сейчас мы планируем открыть ещё две пекарни. Наш франчайзи открывается во Владимирской области, город Александров.

Процесс немного затянулся, так как мы сами в феврале поменяли дизайн и нам важно, чтобы у него все было именно так. В мае он откроется, и уже нацелен на открытие второй пекарни. Мы стараемся во всём помогать: выезжаем, анализируем вместе с ним город, обозначаем точки, где можно открыться.

На сегодняшний задача такая — открыть ещё две пекарни, на одной пекарне сделать ребрендинг, и полностью переключиться на франчайзинг. Сейчас мы франчайзингом особо не занимаемся, потому что хотим все закончить, нанимаем новых людей, чтобы поставить за нашу розницу и всей управляющей командой переключиться на франчайзинг.

— Михаил, расскажите поподробнее про вашу информационную систему.

— Еще до того, как заняться пекарней, у меня был опыт разработки информационной системы в воздушных шарах. Проанализировав рынок, я увидел, что у конкурентов нет совершенно никакого менеджмента в компании, нет структурированности. Информационная система как раз дает порядок в менеджменте

Конкуренты работают на Эйр Кипер программе, на Айко – но у них очень урезанный функционал. У них есть планшет, которым пользуется кассир, а на производстве они пользуются с таблицей Excel, то есть практически распечатывают план производства на бумаге.

Да, есть компании, например «Хлебница», у них есть еще планшет производства, но там очень маленький урезанный функционал. И мы поняли, что необходимо, чтобы всё было оцифровано и люди работали на планшетах.

Чтобы им не приходилось тратить время на перебирание листочков, чтобы повар мог посмотреть на планшет и понять, какую начинку ему приготовить, сколько теста замесить, сколько пирогов сделать и т.д. Хотелось, чтобы с момента закупки продуктов и до момента продажи пирожка, все было оцифровано.

Информационная система стандартизирует все процессы и дает качество, даёт возможность сделать более качественный продукт. Например, когда кухонный сотрудник пытается сделать начинку на какой-то пирожок, а ему ежедневно приходится делать начинку на разное количество, он начинает всё это на калькуляторе высчитывать, потому что перед ним висят раскладки, на которые он ориентируются.

Он может неправильно посчитать и добавить больше сахара или больше соли, например, или меньше капусты, мяса, и тем самым продукт становится менее качественным. А здесь сразу же на планшете готовая рецептура выходит, он всё чётко по планшету может взять и приготовить. И сейчас мы разрабатываем функционал, чтобы видеть загрузку печей, чтобы не было такого, что у нас печи пустые стоят. Нам нужна максимальная эффективность.

— То есть весь цикл от закупки сырья до выпечки, даже до момента продажи, у вас полностью автоматизирован?

— Именно.

— Получается, что это именно ваша информационная система, ваша разработка? То есть это не система, которая подтягивает через IP, или допустим, разные какие-то источники информации?

Да, но я о каких-то моментах сейчас не буду говорить — у нас все меняется в системе и через месяц функционал расширится ещё. Самое главное, что благодаря этой системе, мы сможем производить более качественный продукт.

Ну и, конечно, хочется быть более интуитивными для наших гостей. Например, к нам заходит посетитель и спрашивают: «а когда выйдет пшеничный хлеб, а когда выйдет багет?» Он пришёл именно за ним, а его нет. Здесь наша система будет выводить график, по которому будет видна дата изготовления. Гость сможет посмотреть на монитор в зале или зайти в приложение из дома.

Сегодня, например, приложением в пекарнях никто не пользуется, но через 5-10 лет, если взять Москву и Московскую область, люди из дома будут смотреть, когда появится горячий хлеб, в каком количестве он будет в пекарне, чтобы не терять время и не заходить просто так.

Мы всегда стремимся к тому, чтобы улучшить дизайн, сервис, качество продукта. Для нас это такие моменты, над которыми мы работаем очень скрупулёзно.

— Спасибо за интервью, Михаил, и удачного развития бизнеса!

— Спасибо, всего доброго.

0

Подпишитесь на наш телеграм-канал Franch Media, чтобы не пропускать новые статьи.

Подпишитесь на рассылку

Дайджест - 1 раз в неделю: полезные статьи, интервью и обзоры.